Офшор или оффшор?

В русскоязычной практике существует различное написание общепринятого термина — офшор и оффшор. Как правильно писать слово и почему создалась двоякая ситуация?

Ввод специализированных англоязычных терминов в русскоговорящую среду всегда был труден и сопровождался жаркими научными баталиями. С одной стороны в них выступали профессионалы, на практике «обкатавшие» слово и его написание, а с другой — лингвисты, у которых есть собственный взгляд на вопрос. Ситуация осложняется тем, что в юридической практике каждое понятие должно быть точным и иметь единое написание, чтобы исключить двойственные трактовки. Яркий пример неоднозначной ситуации — написание термина, обозначающего «налоговые гавани» или страны и территории, где созданы условия для оптимизации прибыли. Речь идет об известных оффшорах — или офшорах.

Одна или две буквы «ф» в английских приставках «off», обозначающих «вне чего-либо, за границами» — это вечная проблема переводчиков и составителей словарей. Существует научное правило, при котором при переносе подобного понятия в нашу среду «лишняя» буква удаляется, так как удвоение «ф» для русского языка не характерно. Однако в реальной жизни пользователи, в том числе профессионалы, а за ними и поисковые интернет-системы, предпочитают оставлять его. Поэтому невозможно однозначно выбрать написание офшор или оффшор: как правильно, а как нет, выясняют до сих пор.

Происхождение термина и его появление в русском языке

Англоязычное сообщество использует понятие юрисдикций «вне берегов» (именно так буквально переводится термин) уже несколько десятилетий. В отечественном правовом поле его применяют в том же значении: зарубежные территории, в которых регистрируют компании с целью уменьшить налоговые выплаты и повысить эффективность бизнеса. Нужно сказать, что и в оригинале у него несколько вариантов написания — offshore, off shore и off-shore — что не упрощает ситуацию, но проясняет происхождение удвоенного «ф».

В русский язык слово пришло в конце 80-х годов ХХ века — его использовали журналисты-международники. На волне тенденции к объединению страны с мировым сообществом отечественный бизнес стремился к налаживанию деловых связей между национальными и международными организациями. Предпринимателям, юристам, специалистам по налогообложению, которые стали появляться в «новорожденной» рыночной среде, понадобилось обозначение длинного и сложного понятия, не имевшего короткого и емкого эквивалента. Поэтому, как и многие другие термины, оффшор вошел в русскоязычную среду без изменений и с двумя «ф» в середине.

Начиная с 1992 года, когда появились первые рекомендации, обзоры зарубежных источников и переводная литература, слово использовали без изменений на всем национальном поле — в статьях консультантов по международному праву, деловой документации и в прессе. Регистрация фирм за рубежом в удобных низконалоговых юрисдикциях началась гораздо раньше, чем изучение понятия языковедами, и бизнес-сленг успел устояться. С развитием интернет-коммуникаций двойное «ф» проникло и в диджитал-среду, и все это время ни в одном официальном словаре термина не было. Отсутствие регулирования привело к тому, что мы видим сейчас — разнобою в трактовках. Слово переносили в документы в англоязычном написании, склоняли с одной и двумя «ф», так же, как и другие иностранные термины, появившиеся в то же время — «оффлайн», «спин-офф» и так далее.

Мнение языковедов

В словах, которые пришли в русский язык до 90-х годов, соблюдалось академическое правило: при переводе лишние буквы «выбрасывают». Слова «офис», «офицер», «офсет» и другие пишутся без удвоения. Академические ученые из РАН, составляя очередную версию русского орфографического словаря в 1999 году (под редакцией В.В.Лопатина), действовали по привычной модели, и включили в него слово «офшор» с устоявшимся значением — и с одной «ф», как и требовали правила грамматики. Тот факт, что термин давно используется в деловом, публицистическом и даже разговорном обиходе, они не учли.

Академия наук, официально объявив написание «оффшор» неправильным, спровоцировала конфликт специалистов из разных отраслей. Юристы, консультанты по международному налогообложению, аудиторы уже привыкли к этому написанию и не были готовы перейти на новую норму. Так же отреагировал интернет: в запросах «Яндекс» и Google двойное «ф» встречается в пять раз чаще, чем одинарное. С другой стороны, писать с ошибками никому не нравится, и после многочисленных запросов научная среда обратила внимание на разночтения и дала комментарии. Известный лингвист В.Н. Шапошников отмечает, что новый опыт, явления и термины, с которыми резко столкнулась современная лексика, требует аккуратности в освоении, так как многие слова орфографически «неустойчивы». То есть, говорить о единственно возможном написании не стоит. Институт русского языка принял сторону делового сообщества, в своих разъяснениях говоря, что слово следует писать с двумя «ф». Также думают ресурсы зарубежного происхождения — в частности, редактор Microsoft Word (написание «офшор» он подчеркивает как неправильное). С другой стороны, к написанию с одной буквой склоняются:

  • Большой толковый словарь — даже в редакции от 2014 года;
  • словари «Грамоты» и Википедии (интернет-ресурс не догма, но отражение реальной ситуации);
  • официальные печатные источники и так далее;

В споре ни одна из сторон не может выиграть: сломать правила или устоявшуюся бизнес практику невозможно, поэтому сегодня даже пуристы склоняются к правильности обоих вариантов. Ни «оффшор», ни «офшор» не расцениваются, как ошибка, что позволило специалистам по регистрации иностранных фирм избавиться от необходимости разъяснять расхождения. Это можно назвать победой делового сообщества, так как, скорее всего, в следующей редакции орфографического словаря РАН будет два варианта написания термина, как уже есть в «Большом экономическом словаре» и серьезном ресурсе Lingvo 10. В любом случае, обращаясь в компанию «Прифинанс», заказчики могут быть уверены в юридической правильности использования любого термина и грамотности консультационной поддержки.

Что же говорит словарь?

Если обратиться в Большой Толковый Словарь 2014 года издания, то мы увидим следующее:
ОФШОР; мужской род . В финансовой сфере слово «офшор» означает территорию какой-либо страны, в которой существуют налоговые льготы при составлении финансово-кредитной отчётности. Также слово олицетворяет зарегистрированную за рубежом компанию, т.е. в офшоре.

Прилагательное: Оффшорный, -ая, -ое. Например, оффшорная компания.

Что же говорят поисковые системы и пользователи?

Если посмотреть, как большинство пользователей в интернете пытаются найти информацию про оффшоры, то согласно Яндексу, больше людей предпочитают слово «оффшор». Интуитивно в два раза больше пользователей в строчку поисковика забивают именно с двумя «фф», да и страниц с информацией на тему «оффшоров» в Яндексе 4 миллиона, против 3 миллионов страниц, которые верят РАН и пишут «офшор».
Пользователи, предпочитающие Google, склоняются больше к оФшору, нежели оФФшору. Bing согласен с Гуглом.

Офшо́р (от англ. offshore — «вне берега») — страна или территория с особыми условиями ведения бизнеса для иностранных компаний. Среди них — низкие или нулевые налоги, простые правила корпоративной отчётности и управления, возможность скрыть настоящих владельцев бизнеса. В связи с этим офшоры часто используют для преступлений: отмывания криминальных денег, государственной коррупции, мошеннических операций.

Компании регистрируются в стране нахождения офшора, перенося туда свой капитал. В российском законодательстве офшоры называются «контролируемыми иностранными компаниями» и их деятельность в некоторых случаях облагается налогами. Офшорных зон в мире насчитывается более 50. По ряду оценок, общий объём средств в них может составлять $32 трлн.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/3 Просмотров:11 553 7 766 6 132
  • ✪ Обществознание. Что такое «офшор»?
  • ✪ Своими глазами: как открыть офшор в Панаме
  • ✪ Что такое офшор простыми словами

Субтитры

  • 1 История термина и создания офшорных юрисдикций
  • 2 Офшорные юрисдикции
  • 3 Офшорный бизнес
    • 3.1 Офшорные компании
    • 3.2 Офшорные банки
    • 3.3 Офшорные трасты
    • 3.4 Офшорные страховые компании
    • 3.5 Основные характеристики офшорных компаний
    • 3.6 Открытие офшорной компании
  • 4 Классические офшорные схемы
    • 4.1 Механизм трансфертного ценообразования
      • 4.1.1 Строительная схема
      • 4.1.2 Производственная схема
      • 4.1.3 Транспортная схема
    • 4.2 Схема оказания услуг
    • 4.3 Полугодовой кредит
    • 4.4 Выплата роялти
    • 4.5 Схема регистрации новых предприятий
    • 4.6 100 % предоплата
    • 4.7 Давальческая схема поставки сырья через офшорную компанию
  • 5 Офшорные ограничения
    • 5.1 Международное регулирование
      • 5.1.1 FATF
      • 5.1.2 OECD
        • 5.1.2.1 Конфликт Швейцарии и ОЭСР
    • 5.2 Региональное регулирование
      • 5.2.1 Россия
      • 5.2.2 Украина
      • 5.2.3 США
      • 5.2.4 Европейский союз
  • 6 Offshore-Leaks
  • 7 Панамагейт
  • 8 Мировая борьба с офшорами
  • 9 Оншор
  • 10 Вопросы орфографии («офшор» или »оффшор»)
  • 11 См. также
  • 12 Примечания
  • 13 Литература

Принцип оффшорных зон известен в деловом мире со времен античности. Еще древние греки уменьшали «бремя расходов», перевозя товары подальше от Афин, не напрямую, а через более лояльные территории. В середине ХХ века сформировался ныне существующий механизм их функционирования, и с тех пор множество предпринимателей использует его для минимизации налогов, увеличения уровня безопасности бизнеса и создания выгодной, удобной для себя структуры в государствах с определенным законодательством или финансовым режимом.
Тем не менее, многие, даже опытные представители бизнеса, лишь в общих чертах знают, как работают оффшоры, лишая себя возможностей, предоставляемых ими. Огорчаться из-за этого не стоит: чтобы грамотно разработать схему, выбрать юрисдикцию, тип компании и холдинг-структуру (если нужно), необходимо обладать специфическими, узкопрофильными знаниями.
Грамотный консультант поможет выработать стратегию размещения капитала, выбрать вид компании, сформулирует требования к предполагаемому оффшору в соответствии с нуждами клиента и поможет наладить эффективно работающий бизнес. Если схема выбрана верно, а работа ведется без нарушения законодательства, механизм принесет впечатляюще значительную прибыль, а владелец компании сможет оценить все преимущества модели в зонах с благоприятным правовым и экономическим климатом:

  • оптимизацию налогообложения и экспорта-импорта;
  • возможность работать, не раскрывая о себе лишних сведений благодаря наличию закрытых реестров, института номинального представительства;
  • простоту создания компаний, отсутствие бюрократической волокиты при повседневной работе — зачастую не нужно поддерживать учет, сдавать объемную отчетность;
  • сохранность капиталов и активов, их защищенность от посягательств со стороны властей, заинтересованных лиц (при организации наследования, владении);
  • возможность получить доступ к международному рынку, стратегически важному для себя партнерству: на сегодняшний день в мире множество оффшоров с хорошей бизнес-репутацией;
  • низкие комиссии и вознаграждения за обслуживание счетов, регистрацию/ликвидацию фирм и так далее.

Выбор конкретного оффшора для работы — непростая задача. Унифицированной их классификации не существует — вместо нее приходится выбирать из разнообразия градаций, в зависимости от целей, которые ставит перед собой предприниматель.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Хотите платить меньше налогов? Тогда вам нужна схема «двойная ирландская с голландским сэндвичем».

Допустим, вы американец. Вы регистрируете компанию на Бермудских островах и продаете ей свою интеллектуальную собственность. Затем эта компания открывает дочернюю фирму в Ирландии.

Затем вы регистрируете еще одну компанию — тоже в Ирландии: она выставляет счета за вашу деятельность в Европе на сумму, примерно равную вашей прибыли. Теперь регистрируйте еще одну компанию в Голландии.

Затем ваша вторая ирландская компания переводит деньги вашей голландской компании, которые она тут же переводит вашей первой ирландской компании. Ну, той, у которой головной офис на Бермудах.

Ну что, вам уже стало скучно и непонятно? Если так, то в этом-то и суть.

Налоговые убежища создаются затем, чтобы было очень трудно понять все эти финансовые потоки или же вообще невозможно выявить конкретные факты.

Все эти бухгалтерские премудрости, от которых у обычного человека начинает болеть голова, позволяют транснациональным корпорациям вроде Google, eBay и Ikea снижать до минимума свои налоги, причем совершенно легально.

  • «Пятый этаж»: азбучные истины про офшоры
  • Офшоры: Панама среди них еще не самая непрозрачная
  • Почему офшоры — не лучшее средство для защиты родины

Можно понять, почему это многих расстраивает. Налоги — это что-то вроде членских взносов в престижный клуб: кажется несправедливым не платить членские и в то же время ждать всех привилегий, доступных для членов, — защиты, дорог, канализации, образования и т.д.

Но у налоговых убежищ не всегда был такой скверный имидж. Порой они действовали так же, как и любое другое убежище: позволяли подвергающимся преследованиям меньшинствам избежать гонений на родине.

Евреи в нацистской Германии, к примеру, могли попросить швейцарские банки спрятать их деньги.

Минимизация и уклонение

К сожалению, те же самые швейцарские банкиры вскоре подорвали свою репутацию, продемонстрировав, что они с такой же готовностью помогают нацистам спрятать наворованное ими золото и потом не хотят отдавать его тем, у которых оно было отобрано.

Сегодня к налоговым убежищам относятся неоднозначно по двум причинам: минимизация налогов и уклонение от их уплаты.

Минимизация — то есть уменьшение суммы налога — законна. Это как раз «двойная ирландская с голландским сэндвичем».

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Google, как и многие другие технологические гиганты, критикуют за непрозрачность своих налоговых выплат

Закон един для всех: небольшие компании, так же как и частные лица, могут учредить вполне легальные офшорные структуры. Просто они недостаточно зарабатывают, чтобы обеспечить высокие зарплаты своим бухгалтерам.

Если обычный человек хочет как-то сократить свои налоги, то в его распоряжении лишь различные формы уклонения от налогов, что незаконно: мошенничество с НДС, незадекларированные доходы за работу, оплаченную наличными, или даже провоз слишком большого количества сигарет, не задекларированных на таможне.

Тайна, покрытая…

Британские налоговые органы полагают, что большая часть преступлений, связанных с уклонением от налогов, как раз приходится на подобные — зачастую весьма скромные — нарушения, а не на богачей, которые вверяют свои деньги в руки теневых банкиров.

Но в этом трудно быть уверенным. Если бы мы могли точно измерить масштаб проблемы, ее бы и не существовало.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption В 1934 году в Швейцарии приняли закон, наказывающий банкиров за разглашение тайны вкладов

Возможно, никого не удивит, что тайна банковских операций берет свое начало, по всей видимости, в Швейцарии: первый известный закон, ограничивающий право банкиров разглашать информацию о своих клиентах, был принят в 1713 году Большим советом Женевы.

Секретность швейцарских банков оказалась востребована в 1920-х годах, когда многие европейские страны начали повышать налоги, чтобы выплатить свои долги после Первой мировой войны, а многие богатые европейцы стали искать пути, чтобы спрятать свои средства.

Оценив положительное влияние, которое подобная практика оказывает на экономику страны, в 1934 году швейцарцы приняли закон, уголовно наказывающий банкиров за раскрытие финансовой информации.

Эвфемизмом «налоговой гавани» в наши дни стали, разумеется, стало слово «офшор» (offshore — «вне берега») — несмотря на то, что у Швейцарии никакой береговой линии нет. Постепенно налоговые гавани стали появляться на островах — Джерси, Мальте или Карибских.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Многие маленькие острова стали «налоговой гаванью», чтобы подпереть свою экономику

Тому есть логическое объяснение: небольшой остров не очень пригоден для промышленного производства или сельского хозяйства, поэтому финансовые услуги становятся весьма очевидной альтернативой.

Однако реальная причина — историческая: разрушение европейских империй в десятилетия, последовавшие за Второй мировой войной.

Не желая поддерживать Бермуды или Британские Виргинские острова прямыми субсидиями, Британия вместо этого поощряла эти территории развивать финансовые услуги с прямым доступом к лондонскому Сити.

Субсидии, таким образом, происходили опосредованно: налоговые поступления стали непрекращающимся потоком утекать на эти острова.

В теории и на практике

Экономист Габриэль Цукман изобрел остроумный путь подсчитать, сколько богатств спрятано в офшорных банках.

В теории если вы сравните все активы и пассивы (обязательства), обнародованные любым глобальным финансовым центром, то все должно сойтись — но не сходится. Судя по отчетности, у каждого финансового центра, как правило, обязательств больше, чем активов.

Цукман проанализировал эти данные и обнаружил, что по всему миру общая величина обязательств на 8% превышает совокупные активы.

Это позволяет предположить, что по крайней мере 8% от общемирового богатства незаконно укрывается. Другие методы оценки дают даже более высокие показатели.

Image caption Габриэль Цукман придумал, как подсчитать возможные «утечки» богатств

Эта проблема особенно актуальна в развивающихся странах. К примеру, Цукман обнаружил, что 30% богатств Африки сокрыто в офшорах. По его подсчетам, это означает ежегодные потери налоговых поступлений в размере 14 млрд долларов. На эти средства можно построить немало школ и больниц.

Решение проблемы Цукман видит в прозрачности: чтобы положить конец тайне банковских вкладов и стоящих на страже анонимности фиктивных корпораций и трастов, надо создать всемирную базу данных, где будет указано, кто чем владеет.

Это могло бы помочь с уклонением от налогов. Однако избежание, или минимизация суммы налоговых обложений, — это гораздо более сложная проблема.

Чтобы понять почему, представьте, что у меня есть булочная в Бельгии, молочное предприятие в Дании и закусочная в Словении.

Я продаю бутерброд с сыром и получаю 1 евро прибыли. Сколько налогов должно быть уплачено в Словении, где я продал этот бутерброд, в Дании, где я произвел сыр, или в Бельгии, где я испек хлеб?

Очевидного ответа на это нет.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Может ли шариковая ручка стоить 8 500 долларов?

Бухгалтерские штучки

Растущее налогообложение совпало в 1920-е годы с ростом глобализации, и Лига Наций разработала регламентные документы, оговаривающие, что делать в подобных случаях. Компаниям была дана некоторая свобода выбора в том, где именно регистрировать свои доходы.

Такая политика, конечно, имела смысл, но в то же время сделала возможным ряд весьма сомнительных уловок.

Один широко известный пример, возможно, и не совсем исторически достоверен, однако прекрасно демонстрирует, до какого абсурда может доходить эта практика.

Одна компания в Тринидаде якобы продавала шариковые ручки своей сестринской компании по 8500 долларов за штуку, за что по ведомостям получила больше прибыли в Тринидаде, где налоги низкие, и гораздо меньше в тех странах, где налоги выше.

Большинство подобных уловок гораздо менее очевидны, и потому их труднее вычислить.

И все же Цукман полагает, что 55% доходов американских компаний проходят через некоторые весьма неочевидные юрисдикции, такие как Люксембург, к примеру, или Бермуды, что обходится налогоплательщику США в 130 млрд долларов ежегодно.

Согласно другим оценкам, налоговые потери бюджетов развивающих стран намного превышают те средства, которые они получают в качестве иностранной помощи.

Решения возможны следующие: доходы могут облагаться налогом на глобальном уровне, а национальные правительства должны будут выработать пути распределения того, какой доход где конкретно должен взиматься.

Политическая воля

В США уже существует схожая формула по распределению по отдельным штатам общенациональной прибыли, полученной американскими компаниями.

Но на то, чтобы обуздать «налоговые гавани», нужна политическая воля. Несмотря на то, что в последние годы подобные инициативы выдвигались, в частности Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), пока они ни к чему не привели.

Это, вероятно, неудивительно, если принять во внимание стимулы: сообразительные люди могут получать гораздо больше пользуясь лазейками в законодательстве, чем пытаясь их закрыть.

Правительства отдельных стран соревнуются в снижении налогов, потому что небольшой процент от чего-то реального лучше, чем большой процент от ничего.

Для крошечных островов может даже быть выгодно установить размер налогообложения в 0%, поскольку местная экономика все равно выиграет от последующего за этим бума юридических и бухгалтерских услуг.

Вероятно, самая большая проблема в том, что «налоговые гавани» в основном выгодны финансовой элите, в том числе ряду политиков и многим из тех, кто их спонсирует. А избиратели без особого упорства требуют что-то менять, потому что вникать в эту проблему скучно и сложно.

Ну что, как насчет сэндвича?

Тим Хартфорд — автор колонки в Financial Times «Экономист из подполья»

Список оффшорных зон

Список оффшорных зон делится на 3 основные группы, разница заключается в условиях регистрации оффшоров в той или иной группе.

Первая группа

  • Отдельные административные единицы Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии:
    — Нормандские острова (о-ва Гернси, Джерси, Сарк)
    — о-в Мэн
  • Ирландия (Дублин, Шеннон)
  • Республика Кипр
  • Республика Мальта
  • Китайская Народная Республика (Гонконг (Сянган)
  • Великое Герцогство Люксембург
  • Швейцарская Конфедерация
  • Республика Сингапур

Вторая группа

Вторая группа оффшорных зон является классической:

  • Антигуа;
  • Барбуда;
  • Багамы;
  • Барбадос;
  • Бахрейн;
  • Белиз;
  • Гренада;
  • Содружество Доминики;
  • Коста-Рика;
  • Монако.

Ряд зависимых от Великобритании территорий:

  • Ангилья;
  • Бермуды;
  • Британские;
  • Виргинские острова;
  • Гибралтар;
  • Каймановы острова.

И два штата Северной Америки:

  • Вайоминг;
  • Делавэр.

Третья группа

  • Андорра;
  • Анжуан;
  • Аруба;
  • Вануату;
  • Либерия;
  • Лихтенштейн;
  • Маршалловы острова;
  • Науру.

«Непрозрачная процедура является питательной средой для коррупции»

Владимир Путин во время встречи с бизнесменами в 2018 годусайт президента РФ

Правительственная комиссия несколько раз меняла состав списка системообразующих для России организаций, которые могут претендовать на финансовую поддержку государства. Однако федеральные власти остались верны себе в результатах отбора предприятий. Как и в предыдущих вариантах списка, большинство компаний связано с офшорами, государством или крупными финансово-промышленными группами. И хотя многие организации стремятся попасть в этот список, есть как минимум один пример, когда компания категорически отказалась быть в перечне системообразующих.

В начале июля Минэкономразвития РФ рассказало, что организации, которые правительство РФ считает системообразующими, получили 132,9 млрд рублей льготных кредитов на пополнение оборотных средств. Ранее в правительстве РФ сообщали, что объем поддержки системообразующих организаций может достичь 1 трлн рублей. По данным Минпромторга, господдержку получили только 126 компаний из 1335, вошедших в финальный перечень.

В течение последних четырех месяцев правительственная комиссия, специально созданная премьером Михаилом Мишустиным, несколько раз вносила существенные корректировки в перечень системообразующих предприятий. В начале мая Znak.com с волонтерским проектом RAVEN проанализировали первоначальный список, в который вошло 646 компаний, и выяснили: среди них 34% компаний прямо или косвенно контролирует государство, еще не менее 30% принадлежит частным крупным финансово-промышленным группам. Также в перечне было много недействующих, офшорных компаний и организаций, которые были замечены в коррупционных скандалах.

Сейчас в списке 1335 организаций. Znak.com, «МБХ Медиа» и RAVEN проанализировали его до последних изменений, которые произошли в конце июня, и выяснили, что результаты отбора компаний остались похожими.

Так, из 1137 проанализированных компаний 379 (33,9%) — прямо или косвенно связаны с государством, 214 (18,8%) — с крупными финансово-промышленными группами богатейших бизнесменов, входящих с список Forbes, 92 (8%) — с офшорами, а еще 122 (10,7%) — с депутатами или местными чиновниками.

Среди связанных с государством компаний есть, например, такие крупные корпорации, как «Роснефть», «Газпром», «Росатом», а также их структуры. Кроме того, в список попали «Почта России», «Оборонэнерго», Первый канал, КамАЗ, АвтоВАЗ, «Вертолеты России», «Уралмаш НГО Холдинг».

В рамках исследования было проанализировано 1137 компаний, большинство связаны с государством, офщорами или олигархамиRAVEN

Также правительство решило поддержать инвесткомпанию «Аквилон инвест», которой владеет в числе прочих архангельский депутат Александр Фролов. Системообразующими признаны группа компаний «Эфко», связанная с бывшим первым замгубернатора Белгородской области Валерием Сергачевым (дополнение от 17:53 мск 20 июля: в пресс-службе филиала «УК ЭФКО» в Воронеже Znak.com сообщили, что «Валерий Сергачев вышел из числа акционеров компании в 2015 году, и не имеет никакого отношения к «ЭФКО»»), ООО «Аншип», принадлежащее АО «Анрусстранс» бывшего замминистра путей сообщения РФ Александра Анненкова, а также компания «СДС-Уголь» бывшего депутата Госдумы Владимира Гридина и Михаила Федяева — отца депутата Госдумы Павла Федяева. Кроме того, в список попало ООО «Новосибирский транспортный терминал», подконтрольное структуре Александра Кахидзе, считающегося близким к сенатору Александру Бабакову.

Среди компаний крупных ФПГ есть, в частности, «Синара» Дмитрия Пумпянского, «Силовые машины» Алексея Мордашова, структуры Андрея Бокарева и Искандера Махмудова («Кузбассразрезуголь», «Желдорреммаш»).

Неожиданная поддержка офшоров на федеральном уровне

Политика правительства РФ в отношении офшоров существенно изменилась в кризис 2020 года. В 2016 году президент Владимир Путин однозначно запрещал поддерживать подконтрольные офшорам компании. А в 2020 году были приняты Госдумой и подписаны главой государства поправки в Бюджетный кодекс РФ, предполагающие смягчение запрета на выдачу госгарантий компаниям, зарегистрированным в офшорах. Раньше из компаний, зарегистрированных в офшорных зонах, получать государственные и муниципальные гарантии могли только экспортеры промышленной продукции, а теперь такое разрешение получили и те, кто экспортирует другие товары и услуги.

«Буквально на старте эпидемии в России, 10 апреля 2020 года, в Госдуму был внесен законопроект о возможности предоставления государственных гарантий офшорным компаниям. Законопроект стал законом в беспрецедентно короткие сроки — за 12 дней.

Неожиданная поддержка офшоров на федеральном уровне стала разворотом на 180 градусов по отношению к политике деофшоризации российской экономики.

Последующее включение в список системообразующих компаний, чьи бенефициары скрыты в офшорных и низконалоговых юрисдикциях, стало очевидным продолжением этой политики. Надо отметить, что в значительной части европейских стран компании не могут претендовать на меры государственной поддержки, если ее бенефициары скрыты в офшорных структурах», — говорит участник RAVEN, замгендиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов.

Попавшие в список системообразующих компании, связанные с офшорами, занимаются разной деятельностью. Так АО «Генериум» (принадлежит нескольким кипрским компаниям Ancolie Trading Limited, Gyroscope Enterprises Limited, Redillio Holdings Limited) производит фармацевтические субстанции, группа компаний «АгроЭко» (на 90% принадлежит кипрской Agroeco Group VRN Limited) — животноводством, «Просвещение» (принадлежит кипрской Olma Media Group LTD) — изданием книг.

Четкие критерии отбора или успешный лоббизм

За включением каждой компании в список системообразующих стоит работа правительственной комиссии по ее оценке. Критерии отбора для каждой отрасли опубликованы на сайте Минэкономразвития. Например, чтобы получить поддержку государства, металлургическое предприятие должно иметь выручку минимум 100 млрд рублей в год, а численность персонала — от 3,5 тыс. человек. А компании, снимающей фильмы, чтобы стать системообразующей, достаточно предоставить отчет, что по итогам пяти лет она выпускала минимум по два фильма год. Чем обусловлен каждый из критериев, на сайте Минэкономразвития не расшифровывается.

При этом в распоряжении RAVEN оказались документы, похожие на внутреннюю переписку Минэкономразвития с другими ведомствами правительства РФ, некоторыми губернаторами и компаниями, претендующими на статус системообразующих. Из писем, с которыми удалось ознакомиться Znak.com, следует, в частности, что во многих случаях процесс отбора компаний вызывал вопросы. Например, глава Минздрава Михаил Мурашко в апреле якобы обращал внимание, что предложения его ведомства по поводу критериев не были учтены министерством экономического развития РФ.

Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко, по сведениям Znak.com, обращал внимание Минэкономразвития РФ на недочеты при составлении списка системообразующих предприятийAlexei Druzhinin / Kremlin Pool / Keystone Press Agency / Global Look Press

Кроме того, в конце апреля бизнесмен Араз Агаларов якобы писал первому замминистра строительства и ЖКХ Иреку Файзуллину о том, что хотя АО «Крокус» «не подпадает под перечень пострадавших отраслей от COVID-19 и не включено в перечень системообразующих», «общество принимает участие в осуществлении национально-значимых проектов», например, занимается строительством, содержанием и ремонтом Центральной кольцевой дороги Московской области. Поэтому Агаларов просил включить «Крокус» в список системообразующих предприятий. Это в итоге было сделано.

За ювелирные компании «Ювелит» и «Московский ювелирный завод» якобы вступался замминистра финансов РФ Алексей Моисеев. По неофициальной информации, он в начале мая обратился в Минэкономразвития с просьбой включить эти предприятия в список системообразующих, так как они соответствуют основным критериям по финансовым показателям, но не могут соответствовать дополнительным требованиям, например, в части признания предприятия градообразующим, по объективным причинам. Судя по документам, в поддержку «Ювелита» также выступала администрация Костромской области. В итоге обе компании были включены в список системообразующих.

Также региональные власти поддерживали и другие организации.

Например, по неофициальным данным, сельскохозяйственную группу компаний «Рост» просили признать системообразующей власти сразу нескольких регионов, включая Тамбовскую и Ростовскую области, где есть предприятия этой группы.

Однако в последней версии перечня системообразующих организация ГК «Рост» нет.

«В российском правовом поле отсутствует нормативное определение лоббизма. Но это не значит, что его не существует. На примере списка системообразующих компаний видно, что многие губернаторы стали объектами лоббирования интересов коммерческих компаний. Просьбы о включении коммерческих компаний в список системообразующих, направленные в адрес профильного федерального министерства и подписанные губернаторами и вице-губернаторами, стоит рассматривать как лоббистские практики. Очевидно, что непрозрачная процедура получения такой поддержки может стать базой для неформальных взаимоотношений между представителями региональной власти и бизнеса, что является питательной средой для коррупции», — отмечает Шуманов.

Что не нравится системообразующим

При этом компания ООО «Эй Джи Си Борский стекольный завод», согласно переписке, сама попросила не включать ее в перечень системообразующих «в связи с изменившимися обстоятельствами». По данным СПАРК, эта компания на 85,23% принадлежит бельгийской компании AGC Glass Europe и еще на 9,44% — австрийской Menarai Holding GMBH. На уточняющий запрос Znak.com по этому поводу по электронной почте в компании не ответили.

В начале июля «Коммерсантъ» со ссылкой на источники в предпринимательском сообществе писал, что некоторые предприятия, признанные системообразующими, недовольны большим количеством отчетов, которые требуют от них власти, и даже готовы отказаться от такого статуса. В том числе они поделились с нашим изданием, что государство запрашивает данные, которые относятся к коммерческой тайне, и бизнесмены опасаются, что «чувствительную информацию» могут получить конкуренты. При этом получить поддержку от государства, ради которой многие компании добивались получения статуса системообразующих, не так уж просто.

Впрочем, публично никто от поддержки государства пока не отказывался, а источник Ъ, близкий к правительству, отмечал, что перечень системообразующих организаций создан в первую очередь, чтобы отслеживать ситуацию, а при обнаружении проблем оперативно вмешаться, оказать помощь и сохранить занятость.

«Сама идея создания списка системообразующих компаний — это довольно распространенная практика поддержки экономики в сложный период в разных странах. Главное, чтобы попадание в этот список было прозрачным и критерии отбора компаний, претендующих на господдержку, обсуждались открыто и всесторонне с бизнесом и обществом, поскольку поддержка компаний в сложный период де-факто идет, в том числе, за счет средств налогоплательщиков, то есть обычных граждан», — заключил Шуманов.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор

Уточнить стоимость открытия компании, счета в банке, получения ВНЖ, либо другой вопрос касательно бизнеса в Дубае и ОАЭ:

  • На налоге на прибыль. В таком случае цена товара повышается. Например, товар, купленный по 200 у.е. и продаваемый в другой стране по 400 у.е., растаможиваются по более высокой стоимости — 400 у.е. А основная прибыль остается у оффшорной компании.
  • Консалтинговая деятельность – инвойсы выставляются от оффшорной компании, и вся прибыль освобождена от налогов.
  • Посредническая деятельность — комиссии и вознаграждения переводятся на счет оффшорной компании.